Меню
Оставьте, пожалуйста, ваш номер телефона и мы перезвоним вам в ближайшее время.
Назад к обзорам судебной практики
Наличие корпоративных связей между юридическими лицами позволяет рассматривать их как группу компаний, даже если это не оформлено документально

Указанная позиция отражена в определении Верховного Суда РФ от 15.06.2016 № 308-ЭС16-1475 по делу № А53-885/2014.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ удовлетворила кассационную жалобу ПАО «Сбербанк России» (далее по тексту также – «Банк», «Сбербанк России»), отменив определение Арбитражного суда Ростовской области от 15.04.2015 и постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 08.12.2015, принятые в рамках дела № А53-885/2014 о несостоятельности (банкротстве) ООО «Роговское ХПП» (далее по тексту также – «Должник»), о признании договоров поручительства, договора ипотеки и договора залога недействительными и применении последствий недействительности указанных сделок.

Как установлено судами, в период с августа по октябрь 2012 года между Сбербанком России (кредитором) и ООО «ДонАгроСоюз» (заемщиком) были заключены два договора об открытии возобновляемой кредитной линии, в соответствии с которыми заемщику предоставлялись кредитные средства в общей сумме 185 000 000 руб.

В качестве обеспечения исполнения обязательств ООО «ДонАгроСоюз» перед банком Должник предоставил поручительство по каждому из договоров и обязался солидарно отвечать за неисполнение заемщиком своих обязательств.

Кроме того, по договору залога от 03.08.2011 и договору ипотеки от 08.10.2012 (с учетом дополнительных соглашений) было установлено обременение в отношении имущества Должника также в целях возврата заемщиком кредита.

Полагая, что сделки по выдаче поручительства и установлению залога направлены на причинение вреда кредиторам должника, и при их заключении допущено злоупотребление правом, конкурсный управляющий Должника обратился в арбитражный суд с заявлением об их оспаривании. Кроме того конкурсный управляющий ссылался на то, что указанные сделки являлись для Должника безвозмездными, а значит не могут считаться экономически целесообразными.

Вместе с тем, Верховным Судом РФ отмечено, что у Должника и ООО «ДонАгроСоюз» имелись общие экономические интересы, обусловленные тем, что организации входили в одну группу компаний и контролировались одним лицом, а также осуществляли общий вид деятельности (хранение и реализация зерна).

Исходя из изложенного понятие юридической аффилированности не требует доказывания того, что участники одной группы формализовали свою деятельность как осуществляемую от имени «единого хозяйствующего субъекта». Таким образом, взаимную заинтересованность фактически аффилированных лиц следует доказывать исходя из совокупности обстоятельств ведения хозяйственной деятельности субъектов, что позволит установить экономическую целесообразность принятия на себя обязательств одного юридического лица за другую компанию.

Кроме того, при оспаривании сделок должника по специальным основаниям, предусмотренным законом о банкротстве, в целях установления факта причинения вреда имущественным интересам кредиторов следует сопоставлять стоимость принятых на себя должником обязательств с рыночной (а не балансовой) стоимостью принадлежащего ему имущества. Указанный вывод сделан Верховным Судом РФ на основании следующего. Согласно абзацу 3 п.2 ст.61.2 Закона о банкротстве для обоснования цели причинения вреда имущественным правам кредиторов должника необходимо установить, в том числе неплатежеспособность или недостаточность имущества должника. Абзац 35 ст. 2 Закона о банкротстве определяет, что под вредом, причиненным имущественным правам кредиторов, понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, приводящие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества. Из совокупного толкования указанных норм Верховный суд РФ отмечает, что поскольку, по общему правилу, удовлетворение требований кредиторов осуществляется из рыночной стоимости принадлежащего должнику имущества (в частности, ввиду того, что имущество должника подлежит реализации на торгах, которые предполагают формирование рыночной цены), постольку следует, что для целей определения вреда, в первую очередь, необходимо исходить из рыночной, а не из балансовой стоимости имущества должника.

Полагаем, что действительно целесообразно принимать во внимание именно рыночную стоимость активов компании, т. к. балансовая стоимость зачастую не отражает действительной на текущий момент оценки имущества юридического лица в связи с отсутствием в бухгалтерских балансах экономически значимых факторов, влияющих на стоимость имущества (деловая репутация юридического лица, изменения конъюнктуры рынка, износ имущества на актуальную дату и пр.).

Запишитесь на консультацию

Это абсолютно бесплатно.

Мы встретимся с вами, обсудим ситуацию 
и наметим план действий.